США поняли, что опоздали: Европа вкладывается в российский СПГ вопреки страху санкций

Генеральный директор компании «Тоталь Разведка Разработка Россия» Арно Ле Фолль, заявил, что французский нефтегазовый концерн Total готов продолжить работу по добыче газа в российской Арктике. Оптимизма французам придала успешная реализация проекта «Ямал СПГ».

В отношении этого проекта эксперты не раз высказывали серьезные сомнения. Дело в том, что в 2014 году, как раз на момент начала строительства заводов по сжижению газа на Ямале и строительства необходимой инфраструктуры, серьезно просели мировые цены на углеводороды. Вдобавок Россия была тогда же обложена экономическими санкциями, что не могло не отпугнуть многих потенциальных инвесторов. 

В частности, и в отношении российского «Новатэка», которому принадлежит контрольный пакет акций в проекте «Ямал СПГ», были введены ограничения. На сегодняшний день западным банкам запрещено кредитовать любые проекты, в которых доля активов компании составляет более 50%. 

Тем не менее, сжиженный газ с Ямала уже поставляется в разные точки мира. В том числе, трижды танкеры доставляли ямальский СПГ к берегам главного инициатора антироссийских санкций — США. 

Кстати, 29 января 2019 года vинистерство экономического развития России опубликовало аналитические материалы, в которых сообщается, что строительство «Ямал СПГ» привело к существенному пересмотру оценок роста ВВП в 2018 году в сторону повышения. И вот теперь Арно Ле Фолль заявляет, что для Total (чья доля в «Ямал СПГ» составляет 20%) данный проект — лишь первый этап. 

«Ресурсы газа на севере России колоссальны, и мы хотим воспользоваться всем полученным опытом, чтобы запустить новые проекты с разработками аналогичного типа совместно с нашим российским партнером, как, например, «Арктик СПГ-2», — приводит слова Ле Фолля французская Figaro в своем репортаже с Ямала.

В рамках проекта «Ямал СПГ» уже построены три технологические линии, каждая из которых позволяет ежегодно производить 5,5 миллиона тонн сжиженного газа. Ведется строительство дополнительной четвертой линии почти на 1 миллион тонн. Бюджет проекта составляет 27 миллиардов долларов. В его кредитовании, помимо России, участвовали финансовые структуры Китая, Франции, Италии и Японии.

Новый проект «Новатэка» — «Арктик СПГ-2» — предусматривает строительство трех линий по сжижению газа мощностью 6,6 миллиона тонн в год каждая. Total планирует довести свою долю здесь до 15%.

На фоне того, что «Газпром» в 2018 году установил третий подряд рекорд годового экспорта в Европу и Турцию (более 200 миллиардов кубометров голубого топлива), становится ясно, что газовая экспансия России продолжается, несмотря на все санкционные угрозы США. 

«Total понимает, что рынок СПГ — растущий, — рассказал в интервью Федеральному агентству новостей руководитель аналитического управления фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечник. — По крайней мере, в горизонте 10—15 лет спрос на сжиженный газ будет расти. Именно поэтому французы не хотят терять сотрудничества с «Новатэком». Ведь в российской Арктике — огромные месторождения углеводородов». 

Интересно, что США пока не очень-то давят на российские СПГ-проекты в Арктике. Фокус санкционных угроз больше смещен на трубный газ. При том, что американцы пытаются продавить увеличение объемов продаж своего сланцевого СПГ в Европе и по всему миру, прямого конкурента в лице «Новатэка» они как будто не замечают. 

«Возможно, тут имеет значение, что «Газпром» — это все-таки государственная компания. А «Новатэк» — частная группа», — предположил Пасечник. 

Если же санкции все же будут введены, то у России есть уже опыт, как их обходить, считает эксперт. Усложнятся схемы поставок тех систем, которые мы пока не можем производить сами, пояснил он. 

При этом, по словам собеседника ФАН, большую часть газовых турбин, применяемых в арктических СПГ-проектах, Россия может производить сама. 

«Пока мы не научились делать турбины большой мощности. Постепенно будет усиливаться кооперация с Китаем. Возможно, именно таким образом мы решим проблему самостоятельного строительства мощных турбин. Давление Запада неизбежно приводит к тому, что мы теснее сближаемся с Азией», — рассказал нефтегазовый аналитик.

Западные компании серьезно относятся к санкционным угрозам, внимательно анализируют ситуацию, прежде чем вступать в сделки, которые подпадают под запреты. ExxonMobil, например, из-за работы с «Роснефтью» была оштрафована на несколько десятков миллионов долларов. Но для компании, капитализация которой измеряется сотнями миллиардов долларов, это не столь уж серьезные потери, считает Пасечник. 

«Европейцы прекрасно чувствуют конъюнктуру, — говорит собеседник ФАН. — Против «Северного потока — 2» уже несколько лет на словах США ведут войну, но на крайние меры не идут. При том, что уже 500 километров подводной части этого газопровода уложено». 

Как полагает эксперт, еще на переговорах президентов Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки на этот счет были достигнуты некие договоренности. Не случайно Трамп заявил на той встрече, что Америка будет конкурировать на европейском рынке с Россией. 

«То есть пришло понимание, что нас так просто с этого рынка не выдавить. Я думаю, американцы поняли, что несколько опоздали. «Газпром» сможет достроить «Северный поток — 2» и под санкциями: большая часть вложений в проект уже сделана, — отметил Пасечник. — А это удар по имиджу США: чего стоят санкции, которые не достигли цели?» 

Да, сама угроза санкций неприятна уже тем, что не дает работать стратегически, признает эксперт: каждый раз приходится действовать по обстоятельствам, и в каких-то случаях европейские партнеры идут на попятный. Например, итальянская Eni вышла из проекта с «Роснефтью» на шельфе Черного моря. Остаются замороженными и арктические шельфовые проекты — впрочем, в условиях относительно невысоких мировых цен на нефть они не обещали в ближайшей перспективе серьезной маржи. 

«Эти месторождения мы тоже освоим — когда будут обоснованные прогнозы, что цена барреля нефти в долгосрочной перспективе не будет опускаться ниже 100 долларов», — говорит руководитель аналитического управления фонда «НЭБ». 

Пока же арктические шельфовые месторождения малопривлекательны для инвесторов и без санкционного давления — именно из-за необходимости больших вложений, подчеркнул собеседник ФАН. 

«Со временем к нам вместо западных компаний могут прийти китайские, индийские и другие компании Азиатско-Тихоокеанского региона. И с ними наши возможности по добыче газа в Арктике увеличатся», — уверен Александр Пасечник.

Когда «Новатэк» попал под санкции, государство в лице Минфина России оказало акционерам проекта поддержку в размере 150 миллиардов рублей, напомнил в беседе с ФАН преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. Подразумевается, что эти деньги со временем должны быть возвращены государству. 

По словам Юшкова, определенную поддержку проекту оказали и китайские банки. Но похоже, кредиты были выданы под высокие проценты, поскольку «Новатэк» не очень-то охотно пользовался ими, взяв сумму значительно меньше той, которую предлагали китайские партнеры. 

Немалые средства из российского бюджета были вложены и в инфраструктуру. Порт Сабетта на полуострове Ямал был построен на три четверти за государственный счет, бюджет оплатил и дноуглубительные работы. 

«Прибавьте к этому строительство аэропорта, — говорит Юшков. — «Новатэк», по всей видимости, вложился только в строительство терминала, а взлетно-посадочную полосу, как об этом заявил Владимир Путин, опять же, строило государство».

Вероятно, государство будет строить и новые ледоколы класса «Лидер» для перевозки СПГ в Юго-Восточную Азию и Европу. Строится железная дорога в Сабетту. 

«Государство на ближайшие 12 лет предоставило «Новатэку» множество налоговых льгот и пока не получает финансовой отдачи от проекта «Ямал-СПГ». Вероятно, аналогичный налоговый режим будет введен и для тех арктических СПГ-проектов, о желании участвовать в которых заявила Total», — считает преподаватель Финансового университета РФ. 

Мало кто верил, что проект «Ямал-СПГ» будет реализован. Между тем, на Ямале уже обнаружены запасы газа на триллионы кубометров.

«Не так много мест на планете, где есть такие месторождения, и французская компания стремится сохранить свое участие, несмотря на риск санкций», — отметил Юшков. 

Пока, по словам эксперта, государство получает в основном имиджевые бонусы. Россия, способная производить теперь порядка 20 миллионов тонн сжиженного газа, уже входит в число его крупных мировых производителей и даже поставила несколько танкеров СПГ в США. 

Кроме того, явным плюсом арктических проектов в ближайшем будущем должно стать то, что отечественные предприятия будут загружены работой по производству оборудования для них. 

«Разработка отечественных технологий по добыче и сжижению газа воспринимается руководством страны как укрепление собственной энергетической безопасности», — говорит собеседник ФАН. 

На недавнем форуме в Давосе глава «Новатэка» Леонид Михельсон заявил, что параллельно с реализацией проекта «Арктик СПГ-2» будет построен еще один завод по сжижению газа, на котором собираются использовать исключительно отечественное оборудование. 

«Этот завод будет давать порядка 3—4 миллионов тонн СПГ в год, — поясняет Юшков. — Планируется увеличение производства отечественной стали под СПГ-проекты. В Мурманской области возводят верфь, на которой будут строиться гравитационные платформы для заводов по сжижению газа».

Причины нечувствительности французской компании к угрозе антироссийских санкциям эксперт объяснил тем, что Total действует по принципу «что не запрещено, то разрешено». 

«Если из Вашингтона последует четкий сигнал, что будут санкции, то они тут же выйдут из проекта, как это было с ExxonMobil, работавшей с «Роснефтью», — считает Юшков. — А вот выходить из проекта только из-за того, что сыплются угрозы, как это происходит с «Северным потоком — 2», никто не будет. Европейцы же видят, что реальных санкций нет. И все продолжают работать: и швейцарские компании, и немецкие». 

При этом, по словам эксперта, даже выход Total не будет означать автоматического замораживания новых проектов «Новатэка». 

«Чем ближе к завершению реализации проектов, тем больше вероятности, что российская компания при поддержке государства сама справится», — утверждает Игорь Юшков. 

Правда, есть риск, что американцы будут вводить запреты не на проекты, а на закупку самого СПГ у России. 

«Примерно так это происходит с Ираном. Кстати, как раз Total строила завод СПГ в Иране, но вынуждена была выйти из проекта. Тегеран самостоятельно разработал месторождения, но продавать газ ему удается с большим трудом, поскольку американцы грозятся штрафовать покупателей», — рассказал Юшков. 

Но у России и в этом случае есть свои резоны. Ведь со временем большая часть арктического газа пойдет на азиатский рынок. Пока же СПГ с Ямала большей частью идет в Европу — но это только потому, что у России не хватает танкеров арктического класса, чтобы возить СПГ на большие расстояния: из Сабетты в порты Камчатки и далее на азиатский рынок. Поэтому чаще всего СПГ идет в Норвегию, но скоро ситуация изменится.

Китай — огромный растущий рынок, и очень важно именно сейчас занять свою долю на этом рынке, считает эксперт. 

«Потом это будет сделать гораздо сложнее. Я думаю, это был основной аргумент руководства «Новатэка», когда оно обосновывало необходимость развития своих проектов в Арктике даже в условиях антироссийских санкций», — резюмировал собеседник Федерального агентства новостей.

Автор:
Алексей Полубота

Источник: riafan.ru

Оставить комментарий